Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

cartoon

Минутка ностальгии

Недавно наткнулся на саундтрек из "Heroes of the Might and Magic III". До сих пор мне почему-то не приходило в голову, что по стилю это классическая музыка, только написанная в конце XX века!



У тех, кто лет двадцать назад играл в "ХыМыМы", приступ ностальгии гарантирован. Кстати, несколько лет назад вышла версия этой игрой для iPad'а, так что в особо тяжелых случаях не обязательно ограничиваться саундтреком :-))
cartoon

Удивительные приключения Гайдна в загробной жизни

Несколько недель назад купил себе книгу "Haydn: a Creative Life in Music" by Karl and Irene Geiringer, и вот сегодня наконец-то ее дочитал. Книга замечательная, причем основной автор, Карл Гайрингер, писал ее практически всю жизнь - первое издание вышло в 1946 году, а третье и последнее, которое было у меня - в 1984-ом. При этом работа началась еще раньше, так как уже в 1930 году Гайрингер возглавил архив венского Общества любителей музыки, в котором хранилось много рукописей и прочих реликвий, связанных с великими музыкантами прошлого.

Самой удивительным экспонатом в этой коллекции был... череп Гайдна. Как череп великого композитора оказался на хранении в Обществе любителей музыки - это крайне странная и увлекательная история. Раньше она никогда не попадалась мне на глаза, хотя, как выяснилось, ей посвящена даже отдельная статья в Википедии.

Вкратце, история такова. Йозеф Гайдн прожил очень долгую и спокойную жизнь. В течение многих десятилетий он работал придворным капельмейстером у венгерских князей Эстерхази (успел застать три поколения князей!), написал более ста симфоний, дружил с Моцартом, с невероятным успехом выступал в Англии, сочинил гимн для австрийской империи (который впоследствии превратился в гимн Германии, тот самый Deutschland über alles), в возрасте 77 лет умер и был с почестями похоронен в Вене (кстати, похоронен французами, так как Вена в тот момент была захвачена наполеоновскими войсками, но это так, к слову).

Вскоре после похорон князь Эстерхази подал прошение о перезахоронении великого композитора в своем поместье в Айзенштадте, где Гайдн прожил чуть ли не половину своей жизни. Но вначале помешала война, потом об этом просто все забыли... В общем, до исполнения этого благородного намерения руки дошли только через одиннадцать лет, да и то только после того, как герцог кембриджский во время посещения Айзенштадта сказал князю Эстерхази как ему повезло, что великий композитор не только жил и работал, но даже и похоронен во владениях князя. Эстерхази возражать не стал и любезно согласился, а после отъезда гостей все-таки взялся за дело.

Дальше началось самое интересное. Гроб Гайдна раскопали, вскрыли, но нашли там только тело великого композитора, без головы. Довольно быстро выяснилось, что это дело рук двух любителей френологии, т.е. "науки" о том, как форма черепа влияет на мыслительные способности человека. Один из них, некто Розенбаум, даже был приятелем Гайдна при жизни, другой был начальником тюрьмы (рискну предположить, что ему эти знания были нужны по работе).

Князь Эстерхази был в бешенстве от того, что ему вручили некомплект, и натравил на горе-френологов полицию. Череп хранился в доме Розенбаума, там устроили обыск, но ничего не нашли. Как выяснилось позже, череп был спрятан в соломенном матрасе, на котором лежала жена Розенбаума. Тогда князь зашел с другой стороны и предложил Розенбауму большую сумму денег. Это сработало и Эстерхази получил череп, который был торжественно захоронен вместе с телом Гайдна.

Но и это еще не конец. В конечном итоге, никаких денег за череп князь не выплатил, но с другой стороны, и Розенбаум опять всех обманул и подсунул череп какого-то другого человека (следует полагать, что благодаря увлечению френологией черепов у него было много). Так что череп Гайдна остался у похитителя, который потом завещал его своему сообщнику по преступлению, а тот уже завещал его венскому Обществу любителей музыки. Там череп Гайдна и хранился с 1895 по 1954 год, и тот же самый Карл Гайрингер в бытность свою директором архива при случае доставал его из ларца и показывал наиболее важным гостям. И только в 1954 году череп композитора наконец-то воссоединили с телом в торжественной церемонии.

Самое смешное, что череп, находившийся в Айзенштадте все эти годы, решили не выкидывать, так что в гробнице Гайдна с тех пор лежит одно тело и два черепа.

Кто бы мог подумать, что композитора с такой скучной, в общем-то, жизнью, ожидают такие удивительные приключения после смерти!
cartoon

Бетховен на заказ

Еще одно интересное произведение Бетховена из менее известных. Если лень слушать целиком, то прокрутите примерно минуту и 15 секунд, к началу бравурного и в чем-то даже опереточного Presto:



Как выяснилось, Бетховен написал увертюру и несколько арий под общим названием "Король Стефан" на заказ и в очень короткие сроки:
In August [1811], as he boarded the carriage to Teplitz [spa resort in Czech Republic], he received a parcel with a commission to write incidental music for two commemorative plays by August von Kotzebue, King Stephan and The Ruins of Athens, scheduled for the opening of a theater in Pest. The deadline was tight, but Beethoven was not about to pass up a commission. "Although my doctor has forbidden me to work," he wrote to Gottfried Härtel concerning the Hungarian offer, "I sat down to do something for those mustachios, who are genuinely fond of me."

Mounting one of his old-style marathons... in his first three weeks in Teplitz he scribbled some thirty-five minutes of orchestral, choral, and solo music for the plays and put them in the mail on time — only to be notified that the opening had been postponed until the following year.


— "Beethoven: Anguish and Triumph" by Jan Swafford, p. 571
Хоть и с опозданием на год, но премьера в Будапеште все-таки состоялась. Как Бетховен и ожидал, "эти усачи" приняли обе пьесы с восторгом.

Кстати, при жизни Бетховена наиболее успешными были именно наиболее коммерческие из его произведений. Наиболее амбициозные его произведения, такие, как Девятая симфония, "Hammerklavier" или Четырнадцатый струнный квартет — всё это было слишком сложно и для того, чтобы они стали классикой, потребовалось много времени. Некоторые из них были впервые исполнены только после смерти Бетховена.

С произведениями, написанными Бетховеном на заказ, типа "Короля Стефана" или "Победы Веллингтона", о которой я рассказывал раньше, всё было ровно наоборот — успех при жизни, а затем практически полное забвение.
cartoon

Моцарт и "Ода к радости"

Я продолжаю слушать полное собрание сочинений Моцарта, дошел до церковной музыки и совершенно случайно наткнулся... на "Оду к радости" Бетховена!



Если вы не поленитесь прослушать "Misericordias Domini" от начала до конца (благо там всего шесть минут), то обнаружите, что тема, известная нам как "Ода к радости", появляется там несколько раз, в том числе, и в минорной версии. Не будет преувеличением сказать, что это один из основных мотивов всего произведения. Маловероятно, что Бетховен слышал это произведение Моцарта (хоть это и не исключено), но в любом случае, совпадение поразительное.

Естественно, я не первый, кто это заметил, но для меня это было оглушительным открытием. Я уже давно слушаю Моцарта, занимаюсь этим уже не первый год. И вот именно сегодня — буквально через несколько дней после того, как я закончил читать биографию Бетховена! — я поставил очередной диск Моцарта в качестве фоновой музыки, спокойно работал и вдруг — ба-бах! Что это было?? Мне не померещилось?! Не может быть!..
cartoon

Бетховен и победа Веллингтона

Продолжаю читать книгу о Бетховене и не могу не поделиться фантастической историей его симфонического произведения под названием "Победа Веллингтона".

Итак, на дворе 1813-й год. Наполеон уже потерпел поражение в России, но еще не окончательно разгромлен. Бетховен переживает один из наиболее сложных периодов в своей жизни. Меценаты, которые платили ему ежегодную стипендию, либо погибли в войне, либо сами разорены. У Бетховена не складываются личные дела - попытка женитьбы заканчивается полным крахом. Бетховен медленно глохнет, много пьет и развлекает себя походами по борделям.

Где-то в это время с Бетховеном знакомится изобретатель и авантюрист Иоганн Непомук Мельцель. Это чрезвычайно колоритная фигура, о котором надо было бы рассказывать отдельно, но мы ограничимся лишь упоминанием двух наиболее известных механизмов, к которым он имел отношение. Первый из них - это усовершенствованный метроном (не совсем такого вида, как используется сегодня, но уже близко к тому). Второй - это "шахматный автомат", он же "механический турок", который Мельцель купил у фон Кемпелена, усовершенствовал его и даже уговорил Наполеона сыграть с ним в шахматы. В 1808 году Мельцель стал придворным механиком венского императорского двора. Среди прочих его изобретений, надо упомянуть несколько слуховых трубок, которые он изготовил для Бетховена. Насколько хорошо они работали - науке неизвестно, но Мельцель хотя бы попытался помочь.

Несколькими годами ранее Мельцель сконструировал что-то вроде механического оркестра под названием "пангармоникон" и вот в середине 1813-го года ему пришла в голову очередная гениальная идея - записать на этот оркестр специально сочиненную для этого пьесу и отправиться с ней в гастроли по Европе. Бетховен взялся за сочинение произведения на абстрактно-военную тему, но через некоторое время Мельцель предложил исполнить это произведение с настоящим симфоническим оркестром.

Премьера состоялась в декабре 1813-го года, на специальном благотворительном концерте, выручка от которого предназначалась для лечения раненых на войне солдат. Концерт состоял из трех произведений, из которых перу Бетховена принадлежали два - то самое произведение для автомата, которое успело получить два разных названия ("Победа Веллингтона" и "Битва при Виттории"), а также Седьмая симфония. В итоге, "Победа Веллингтона" понравилась слушателям значительно больше, чем Седьмая симфония, несмотря на абсолютно несравнимый художественный уровень этих двух произведений. Не то чтобы Седьмую симфонию совсем проигнорировали - медленная вторая часть произвела такое сильное впечатление, что ее пришлось исполнять на бис - но все-таки "гвоздем" программы оказалась именно "Победа Веллингтона".

Надо сказать, что Бетховен с самого начала относился к "Победе Веллингтона" как к фарсу, практически самопародии. Начать с того, что в этом произведении "пангармоникон" был задействован на равных с симфоническим оркестром. Помимо этого, для имитации мушкетных выстрелов были задействованы трещотки. Несмотря на это, в исполнении пьесы принимал участие целый ряд виртуозов и известных композиторов. Антонио Сальери и Иоганн Непомук Хуммель стучали по большим барабанам, изображавшим пушки. Джакомо Мейербер, прославившийся впоследствии своими операми, отвечал за басовый барабан и довел Бетховена до белого каления тем, что никогда не попадал в такт. В общем, сплошной карнавал.

Сама пьеса должна была изображать сражение между англичанами и французами при Виттории (после поражения в этой битве французы были вынуждены покинуть Испанию). Англичане "отправлялись в бой" под звуки гимна "Правь, Британия!", французы обозначались народной песней "Мальбрук в поход собрался" (надо заметить, что теперь эта мелодия ассоциируется скорее с застольной "For He's a Jolly Good Fellow" и потому исполнение этой пьесы в Америке вызывает у публики недоумение - при чем тут французы?!). Под звуки маршей противоборствующие стороны выстраиваются на поле битвы, а дальше начинается битва - с выстрелами мушкетов, грохотом пушек и оркестром, пытающимся не потеряться в общем бедламе.

Настало время процитировать книгу, из которой я почерпнул всю эту историю:
All in all, Wellington's Victory is a colossal piece of opportunistic, gimmicky, fortissimo hokum, which is to say that it is exactly what Beethoven intended it to be. He wrote most of the notes, but the inspiration and the spirit came from Maelzel the huckster. Beethoven remained the consummate professional; he knew how to produce twaddle on demand. The Viennese went berserk over it...

In his usual laconic fashion, Beethoven largely declined comment on
Wellington's Victory and promoted it vigorously to patrons and publishers. But he had no illusions about it. Years afterward he scrawled on a condemnation of the piece in a journal: "Nothing but an occasional work... Ah you pitiful scoundrel, my shit is better than anything you've ever thought."

— "Beethoven: Anguish and Triumph" by Jan Swafford, p. 616
После такого комментария невозможно удержаться и не посмотреть, что Бетховен понимал под "крутым дерьмом". Я нашел целый ряд исполнений, включая реконструкцию этой битвы армейским оркестром в присутствии королевы Британии, но мне больше всего понравилось наложение музыки из "Победы Веллингтона" на видеоряд из фильма "Ватерлоо". Битва другая, хоть Веллингтон и участвовал в обеих. Впрочем, с точки зрения музыки это совершенно не важно. Зато мы можем вообразить, как выглядел бы этот фильм, если бы музыку к нему писал Бетховен!

cartoon

О трубачах и скрипачах

Еще одна цитата из книги Альфреда Эйнштейна о Моцарте, которая показалась мне настолько любопытной, что я даже не поленился ее перевести:
Совсем иным видом дивертисментов являются сочинения для трех или четырех пар духовых инструментов — гобоев, валторн, фаготов и кларнетов. Эти произведения созданы для исполнения "на природе" и в них нет маршей, предназначенных для исполнения во время входа и выхода музыкантов. Они написаны не для камерных музыкантов, которых приглашают в аристократический салон и затем уважительно провожают, но для трубачей, которые должны оставаться снаружи, под окнами. "Духовики" всегда более примитивны, чем "струнники" — по крайней мере, так к ним относился Моцарт, — и действительно, в те времена слуге было значительно проще стать валторнистом или фаготистом, чем скрипачом или виолончелистом.

— Alfred Einstein "Mozart: His Character, His Work" (pp. 201-202)
Интересно, в современных оркестрах этот невидимый водораздел сохранился?
cartoon

Какое?

Прекрасная цитата из статьи в Википедии:
Песня «Простые радости земли» — одна из немногих песен группы [«Несчастный случай»], где использовано нецензурное слово.[какое?]
Если вдруг интересно - речь идёт о песне из альбома "Mein Lieber Tanz", прекрасном и неповторимом в своём высоком безумии.

Ответить на вопрос редакторов Википедии предлагаем читателям в качестве несложного домашнего упражнения.
cartoon

Серенада для графини Лодрон

Я уже рассказывал про такой жанр, как дивертисменты и серенады. Обычно такие произведения сочинялись по случаю какого-то праздника или юбилея, исполнялись камерным оркестром на открытом воздухе и практически сразу же забывались.

Но Моцарт был гением и даже в таких малозначительных, в сущности, жанрах умудрялся создавать шедевры. Послушайте вот этот фрагмент. Это Adagio из "Ночной серенады для графини Лодрон" (K. 247):



Я помню, что меня удивило это название - я даже подумал, что на обложке диска опечатка, и что серенада должна называться "Лондон". Но оказалось, что Лодрон - это фамилия могущественной семьи, история которой насчитывала к тому моменту около 700 лет. Графиня Антония Лодрон была сестрой архиепископа Коллоредо, действующего главы Зальцбурга на тот момент. Надо заметить, что c архиепископом у всего семейства Моцартов были сплошные разногласия. Архиепископ был в лучшем случае равнодушен к музыке, к тому же больше думал о том, как уменьшить расходы своего двора... В общем, закончится всё тем, что Вольфганг Амадей Моцарт покинет службу в Зальцбурге и проведет последнюю часть своей жизни в Вене как независимый композитор и музыкант.

А вот с графиней Лодрон у Моцарта были прекрасные отношения. У нее было несколько дочерей, занимавшихся музыкой. Старших дочерей графини учил сам Вольфганг, младших - его сестра Наннерль. Поэтому на день рождения графини (а точнее, на её именины, на день святой Антонии) Моцарт счел себя обязанным сочинить целую серенаду. В нем не только это Adagio, вообще-то это произведение из шести частей, которое целиком исполняется около получаса, но именно эта часть кажется мне совершенно бесподобной.

Кстати, это не последнее произведение Моцарта, посвященное графине Лодрон. Ей посчастливится стать адресатом еще одной прекрасной серенады (K. 287), о которой я, наверное, тоже когда-нибудь расскажу.

А эту запись я закончу цитатой из книги Альберта Эйнштейна, наверное, самого известного из всех исследователей творчества Моцарта:
Эти дивертисменты [K. 247, K. 287 и K. 334]... принадлежат к самому чистому, радостному, счастливому и совершенному из всего, что когда-либо было облечено в музыкальную форму, и есть люди, готовые отдать целый акт "Тангейзера" или "Лоэнгрина" за одно из этих произведений, за этот потерянный музыкальный рай.

— Alfred Einstein "Mozart: His character, His work", 6th edition, p. 198
cartoon

Рахманинов как попса

По вечерам у нас дома всегда играет одна и та же радиостанция, "Symphony 92.4", единственная радиостанция, вещающая классическую музыку в Сингапуре.

Около часа назад у них прозвучала вот эта прекрасная мелодия:



Посередине соло на кларнете жена оторвалась от телефона и задумчиво произнесла: "Дневник Бриджет Джонс". Я немного опешил - казалось бы, где классика, а где Бриджет Джонс? - но прислушавшись к мелодии, я согласился, что сходство с песней "All by Myself" из этого фильма налицо.

Shazam знает всё, и оригинал мы вычислили быстро. Это Рахманинов, концерт №2 для фортепиано с оркестром (версия, которую передавали по радио - это переложение для фортепиано с кларнетом).

После этого я, конечно же, решил изучить песню "All by Myself" и оказалось, что жена абсолютно права! История создания этой песни заслуживает отдельного рассказа. Collapse )
cartoon

Чайковский и старость

Прекрасный фрагмент из письма Петра Ильича Чайковского младшему брату Анатолию:
В Ницце я нахожусь уже около недели. Чрезвычайно странно попасть из глухой русской зимы в место, где иначе, как в одном сюртуке, выйти нельзя, где растут апельсины, розы, сирень и цветут яркой зеленью деревья. Место вообще прелестное. <...> Вообще я должен указать на весьма странный факт. Я ждал минуты выезда из Москвы с таким страстным нетерпением, что под конец лишился даже сна. Но уже в день выезда меня охватила жгучая тоска, которая не покидала меня ни на минуту в течение всего путешествия и которая не оставляет меня даже и теперь среди этих чудес природы. Разумеется, бывают минуты приятные, особенно когда утром под лучами палящего, но не мучительного солнца сидишь утром у самого моря один. Но и эти приятные минуты не лишены оттенка меланхолического. Что же из всего этого следует? Что наступила старость, когда уже ничто не радует. Живешь воспоминаниями или надеждами. Но на что надеяться?
Письмо написано 1 января 1872 года. Чайковскому 31 год.

"Старость, когда уже ничто не радует".